Мой Anyway
Дата
2 июля 2015

«Нам предстоит огромный путь, чтобы стать страной с традициями в парусе»

Кирилл Подольский — основатель онлайн-сервиса покупки авиабилетов и бронирования отелей anywayanyday.com. За пределами же бизнеса Подольский — спортсмен с гигантским опытом. О парусном спорте в России и мире, о бюджетах и перспективах предприниматель рассказал в интервью «Ленте.ру».

 

«В парусном спорте любитель может выступать на уровне чемпионата мира»

«Лента.ру»: Кирилл, почему парусный спорт? Ведь в нашей стране много других более популярных видов спорта. Тот же футбол, хоккей. Да и сам по себе яхтинг довольно дорогое удовольствие.

Кирилл Подольский: В парусном спорте любитель, пройдя определенную подготовку, может выступать на уровне чемпионата мира. В футболе или хоккее такой возможности у непрофессионала нет.

Вы выступаете за профессиональную команду RUS7. Как вышли на этот уровень?

Сначала я выступал в различных регатах за команды, в составе которых были как любители, так и профессиональные яхтсмены. Сейчас же я участвую в качестве любителя-рулевого в регатах, в которых принимают участие исключительно профессионалы. Наша команда — RUS7 — постепенно выходила на профессиональный уровень. Ее спортсмены воспитывались в течение многих лет на базе таганрогского яхт-клуба при моем активном участии и спонсорстве. Многое для подготовки этих яхтсменов и вывода их на профессиональный уровень сделал Сергей Шевцов — шкипер нашей команды, многократный победитель чемпионатов мира и Европы в разных классах яхт. Можно сказать, что команда строилась вокруг него. Сергей — самый опытный в нашем экипаже, он занимается парусным спортом с 1974 года. Возраст остальных наших спортсменов — до 30 лет. Самый известный из них — Игорь Лисовенко, участник двух Олимпиад, победитель чемпионатов и Кубков России. Ему сейчас всего 25, и, на мой взгляд, у него большое будущее. Кроме того, недавно в Санкт-Петербурге была создана молодежная команда Gazprom Youth Sailing Challenge. Основу этого экипажа составляют спортсмены RUS7. Эта команда выступает в парусных гонках классов RC44, Extreme 40 и Swan 60.

Лишь немногие в нашей стране представляют, что такое парусный спорт. Насколько реально им заниматься? Какие капиталовложения требуются?

В России немало мест, где можно выходить на воду, в том числе и в Москве. Например, неподалеку от столицы расположен курорт «Пирогово». Аренда лодки здесь обойдется примерно в три тысячи рублей за два часа, инструктор — в полторы-две тысячи рублей за час. Нужно сказать, что владельцы этого курорта стали инициаторами создания национального класса яхт «Эм-Ка». На базе «Пирогово» была создана школа, которая за последнее время подготовила большое количество начинающих яхтсменов. Кроме того, в «Пирогово» регулярно проходят соревнования в этом классе яхт. Такая лодка обойдется примерно в 600 тысяч рублей. В Санкт-Петербурге в последнее время активно развивается класс SB20. В этом году там даже прошел чемпионат мира в этом классе яхт. На этой лодке могут выходить на воду три-четыре человека. Стоимость этой лодки — от 25 до 30 тысяч евро. Кроме того, в России набирает популярность класс Melges20. Мы с Валентином Завадниковым, владельцем команды «Синергия», инициировали создание регаты в этом классе, проходящей зимой в Монако, — Monaco Melges20 Winter Series. Помимо этой серии гонок, российские команды имеют широкое представительство и на других регатах в этом классе. К примеру, на недавнем чемпионате мира Melges20 выступали 8 экипажей из нашей страны. Стоимость такой яхты может доходить до 50 тысяч евро. Но есть и более дорогие яхты. Например, лодки класса «Транспак-52» стоят от двух миллионов евро и выше. Плюс еще затраты на команду обойдутся в сумму от 1 до 1,5 миллиона евро в год. И это минимальный бюджет команды.

Получается, что по аналогии с «Формулой-1» парусным спортом без денег заниматься нет смысла?

Можно сказать и так. Выше я говорил о суммах, которые потребуются для выступления в любительских регатах. Но если вы хотите участвовать в Volvo Ocean Race или America's Cup, то тут уже речь пойдет о миллионных вложениях. America’s Cup — одна из самых престижных регат в мире, проводится с 1864 года. Volvo Ocean Race — кругосветка на чрезвычайно быстрых и сложных в управлении яхтах. В 2013 году America’s Cup выиграл американский экипаж ORACLE TEAM USA. Владелец этой команды — Ларри Эллисон, чье состояние оценивается примерно в 41 миллиард долларов, — бюджет не раскрывает.

 

«Об America's Cup пока и мечтать не стоит»

Каковы же тогда бюджеты российских команд?

О точных бюджетах в классах Extreme 40 и Swan 60 я судить не берусь. Бюджет команды, участвующей в гонках класса яхт Melges32, — от 500 тысяч евро в год и выше. Кстати говоря, в этом классе выступают только две российские команды: уже упоминавшаяся «Синергия» Валентина Завадникова и «Таватуй» Петра Кузнецова. Бюджет в классе RC44 — от 800 тысяч до 1,5 миллиона евро в год. Стоимость самой лодки этого класса — 400 тысяч евро. Нужно сказать, что в RC44 выступает несколько команд под российским флагом: «Синергия», «Ника», Gazprom Sailing Youth Challenge, «Броненосец» и «Катюша». Но только в двух командах участвуют российские спортсмены. В «Синергии» они составляют основу экипажа, а состав Gazprom Sailing Youth Challenge (команды, созданной на базе команды RUS7) целиком сформирован из россиян. Во всех остальных командах участвуют иностранные спортсмены.

А что для вас парусный спорт — хобби или смысл всей жизни? Все-таки такие вложения он от вас требует. Речь не только о деньгах, но и о времени.

Хобби, конечно. Никакая работа и никакое увлечение тем более не могут быть смыслом жизни. Кроме того, парусный спорт для меня — это общение. Дело в том, что во многих классах яхт, о которых я говорил, есть такое правило: рулевым должен быть любитель. Рулевые экипажей в этих классах — RC44, Melges32, Melges20 — это владельцы команд. Среди них много интересных и уважаемых людей, которых при других обстоятельствах встретить довольно трудно. При этом, что примечательно, уровень этих рулевых-непрофессионалов настолько высок, что российские профессионалы далеко не всегда с легкостью у них выигрывают. К примеру, на недавно прошедшем Кубке Anywayanyday экипаж под управлением Евгения Браславца, олимпийского чемпиона и спортсмена с многолетним стажем, выиграл у команды Владимира Силкина — президента Всероссийской федерации парусного спорта — с отрывом лишь в два очка. А у моей команды — в четыре. При этом он мог и проиграть в последней гонке. Или другой пример. Шведская команда с рулевым Никласом Зеннстремом, создателем Skype, выиграла чемпионат мира в классе «Транспак-52» у экипажей, которые побеждали на America’s Cup. Помимо этого, парусный спорт — это прекрасная разгрузка для мозга. Когда ты на лодке, ты должен быть максимально сосредоточен на гонке. У тебя нет ни секунды, чтобы отвлечься на мысли о чем-то другом.

Кубок Америки, наверное, предел ваших мечтаний?

Об America’s Cup и Volvo Ocean Race пока что и мечтать не стоит. Сейчас для участия в турнирах такого уровня, я считаю, российский экипаж собрать невозможно. Пока что у нас всего две профессиональные парусные команды, обладающие значительным опытом, — RUS7 и «Синергия». Недавно в Санкт-Петербурге была создана команда Gazprom Youth Sailing Challenge — в ее составе, как я уже говорил, исключительно российские молодые спортсмены. Для такой большой страны, как Россия, это очень мало. Должно пройти довольно много времени, должно сложиться несколько поколений, прежде чем мы сможем претендовать на участие в регатах уровня Кубка Америки.

 

«Российский парусный спорт не стал массовым»

Получается, что у российского парусного спорта будущего нет. Или я ошибаюсь?

Будущее парусного спорта зависит от тех людей, которые им сейчас руководят и пытаются развивать. Я говорю о Всероссийской федерации парусного спорта и ее попечительском совете. Российский парусный спорт, к сожалению, пока что не стал по-настоящему массовым. В Европе — десятки тысяч яхт. Выпускники детских парусных школ (которые есть и у нас) могут либо перейти в профессиональный спорт, либо продолжать заниматься яхтенным спортом в свое свободное время. Для всего этого есть соответствующая инфраструктура, потому что успели сложиться традиции, успела сформироваться культура. Мы пока что лишь на пороге развития этой культуры. И, конечно, нужно отдавать себе отчет, что Новой Зеландией нам никогда не стать: страной, где основы хождения под парусом преподают в средних школах.

Неужели ничего не меняется в последние годы?

Нет, я бы так не сказал. За последние 10 лет гораздо больше людей стали заниматься парусным спортом. Но глобального сдвига я пока не вижу, кроме того, мы отгородились от всего мира. В прошлом году на чемпионат мира в одном из самых популярных классов — SB20 — в Австралию приехало больше 100 команд, не считая местных экипажей. В сентябре этого года чемпионат мира в том же классе проходил в Санкт-Петербурге. На него сумели добраться всего несколько экипажей из-за границы: части желающих не дали визу; другие не смогли найти способ доставить лодку в Россию; кто-то не поехал из-за политических принципов. По большому счету, до Питера добрались лишь те, кто близко связан с организаторами регаты. В итоге настоящий, полноценный чемпионат мира в Санкт-Петербурге не состоялся. Другой пример. Чтобы пройти на яхте из Ростова в Таганрог, нужно преодолеть 20 морских миль. И нужно 4 раза связаться по рации с пограничными постами и получить у них разрешение на проход. Ни один иностранец, привыкший к свободному перемещению в Европе, Америке и других странах, соблюдать подобные формальности не захочет. Поэтому я и говорю, что мы отгородились от всего мира.

Вы говорили о культуре, традициях парусного спорта, существующих, к примеру, в Европе. Делается ли что-то для их возрождения или создания в нашей стране?

Да, усилия, направленные на то, чтобы эти традиции начали складываться, у нас предпринимаются. Летом 2014 года Артем Кузнецов, председатель попечительского совета Всероссийской федерации парусного спорта, возродил Московский речной императорский яхт-клуб, здание которого раньше находилось на территории, ныне принадлежащей «Красному Октябрю». Были проведены подробные архивные разыскания, и здание этого клуба было восстановлено в первозданном виде. В таких инициативах, направленных на развитие культуры яхтенных клубов, я готов активно участвовать и всемерно им помогать. Один из самых известных и престижных яхт-клубов в мире — это клуб Монако, основанный принцем Ренье III в середине XX века. В этом клубе всего 400 постоянных членов из 44 стран мира, и войти в него очень сложно — нужно не только иметь достойный опыт в парусном спорте, но и определенный социальный статус. Высочайший уровень этого клуба я могу подтвердить лично, потому что, как я уже упоминал, в Монако мы проводим зимнюю серию регат в классе Melges20. К сожалению, у нас аналогичный клуб пока что создать не получится. 400 человек, имеющих серьезный опыт в парусном спорте, которые могли бы претендовать на членство в нем, у нас нет.

Какими вы видите перспективы парусного спорта в России?

За последние 15-20 лет — за то время, что занимаюсь парусным спортом, — я увидел значительные перемены к лучшему в российском яхтенном спорте. Не все так безрадостно, как могло бы показаться из моих слов. И тем не менее для того, чтобы стать страной с большими традициями парусного спорта, нам предстоит проделать огромный и сложный путь.

Поделись
Полезная рассылка от Anywayanyday

Акции авиакомпаний и путешествия по всему миру. Без спама.

Полезная рассылка от Anywayanyday

Спасибо. Теперь вы будете получать наши письма.